Menu

Три уровня бытия

0 Comment

Можешь не верить, но полностью убрать все свои страхи не просто возможно, но и совершенно достижимо. Узнай каким образом добиться этого самостоятельно и начать жить без страха!

Биография[ править править вики-текст ] Родился в Вильно в незадолго до того провозгласившей независимость Литве , в семье бухгалтера Шлойме Соломона Померанца и актрисы Полины Померанц урождённой Гинзбург. В —м учебном году читал лекции в Тульском педагогическом институте. После начала войны подал заявление в военкомат добровольцем, но из-за ограничения по зрению его не призвали сразу. Летом прибыл в ю стрелковую дивизию 2-го формирования , где был зачислен в трофейную команду и, вследствие ранения оставшись хромым, прикомандирован к редакции дивизионной газеты в качестве литсотрудника [11]. Осенью года вступил в ВКП б и был назначен комсоргом управления дивизии собирал членские взносы и писал рекомендации в партию от имени общего собрания [12]. До весны года служил в редакции литературным сотрудником. Дивизия в это время участвовала в освобождении Белоруссии , дойдя до Бреста и вступив на территорию Польши. В октябре года получил второе ранение в левую руку осколки повредили палец и ладонь.

Читая Померанца

На головах царей божественная пена. Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи? Как землю где-нибудь небесный камень будит, - Упал опальный стих, не знающий отца; Неумолимое — находка для творца — Не может быть иным — никто его не судит. Чувствую плоть небесного камня, разбудившего землю.

Памяти Григория Померанца. Несколько слов о не совсем духовно . глубины, но для меня его смелость рассуждения о страхе, о поведении в тяжелых.

Человек ниоткуда Около 40 лет назад я встретился с выдающимся, а может быть, и гениальным мыслителем, хотя истинное его величие осознал много позже Когда он ушел, работавшие в моем отделе девушки прыснули со смеху: Со статьей в руках я пошел в свой маленький кабинет, решив прочесть ее позже — в тот день мы были заняты выпуском очередного номера. На ходу кинул взгляд на первые строчки, и уже этот первый абзац так зацепил меня, что оторваться стало физически невозможно.

Я единым духом прочитал всю статью — да так в нашем журнале еще не писал никто и никогда! В уме всплыл странный телефонный разговор недельной давности с автором. Мне потребовалось найти философа или историка, который мог бы толково написать о героях — о том, как из века в век складывались и менялись представления людей об их месте в жизни общества. Там, в частности, утверждалось, что после убийства братьев Кеннеди и Мартина Лютера Кинга американцы остерегались героизировать своих лидеров из опасения накликать очередную трагедию.

Страх не так ужасен как ты думаешь :) Рабочий способ полностью избавиться от всех своих страхов находится тут. Нажми по ссылке и прочитай как ты можешь этого добиться!

В результате ряды подлинных героев в США неуклонно редеют. При опросе коллег и знакомых кто-то вспомнил, что оригинальные идеи о героизме высказывал некто Померанц в лекции, прочитанной у этого знакомого в библиотеке. В тот же день я позвонил Григорию Соломоновичу Померанцу, узнав его номер из телефонной книги, благо абонентов с такой фамилией там значилось совсем немного.

На вопрос, взялся ли бы он написать такую статью, последовал огорошивший меня ответ:

Умер на девяносто пятом году жизни 16 февраля года. Дважды пытался защитить диссертацию, но дважды не смог: Автореферат второй диссертации был уже напечатан, и ее активно использовал в картине"Сталкер" Андрей Тарковский. В начале пятидесятых Григория Померанца исключили из партии, осудили за антисоветскую деятельность на пять лет лагерей, он неоднократно подвергался репрессиям за диссидентскую деятельность.

В Москве на м году жизни умер Григорий Померанц — мыслитель, нельзя, то Померанц разбирал перед замеревшими от страха.

Раньше мировые религии выполняли эту задачу, связывая людей общими символами вечности, воплощавшими единство и солидарность людей в рамках великих цивилизаций. Сегодня эти религии несут на себе отпечаток обособленности прежних цивилизаций друг от друга. Поэтому перед нами стоит проблема такой интерпретации великих традиций, чтобы они воспринимались как различные ипостаси Единого. Ведь вся история развития человечества проходит именно такой путь: Ныне мы находимся в самом начале третьего этапа.

Известно в то же время, что жизненный путь отдельной человеческой особи моделирует путь всего человечества. Таков общий смысл концепции трех уровней бытия. Итак, я различаю в себе три уровня. Это не значит, что их нельзя насчитать больше. Незыблемость ее только в том, что она есть. Число и форма ступенек зыблемы до бесконечности. Но сейчас я говорю о другом: Первая ступень — это уровень особи.

Померанц, Григорий Соломонович

Мне хотелось в него всмотреться. Бывший школьный учитель, спокойный, мягкий, Сидоров разговаривал с солдатами, как с учениками. Лихости в нем не было никакой. Но соседи бежали, а его рота остановила противника. Сидоров тогда охрип и теперь говорил вполголоса.

О своей жизни Померанц сам немало рассказывает в своих книгах и многочисленных публикациях. . Счастлив шагать поверх страха в бою. Счастлив в.

Я прочел его, том за томом, на третьем курсе и сразу, на всю жизнь, был захвачен. Достоевский объяснял мне меня самого — и я в себе заново постигал его и и пытался пройти сквозь них по-своему и, по-своему сводя концы с концами, как-то понимал Достоевского. Идея, которая ушибла меня, была идеей бесконечности. Всякое число, деленное на бесконечность, есть нуль. От этой простой математической операции почва обрушивалась у меня под ногами и я летел в бездну.

Природа знать не знает о былом, Ей чужды наши призрачные годы Но в году я знал только, что у Маркса и Ленина ничего о моей проблеме нет. Следовательно, проблема человечеством не решена, и надо решать ее самому. Я сосредоточился и месяца три созерцал один самодельный парадокс: Шли лекции, а я сидел и ворочал в сознании свой коан интеллектуальному анализу он не поддавался. Можно было только глубже и глубже вглядываться. Шли комсомольские собрания с тогдашними делами о притуплении и потере политической бдительности; я думал о своем.

В конце концов дома, придя с занятий, я как-то увидел, как абажур распредметился, исчез если воистину все единичное — нуль, то и абажур нуль , а вскоре пришли и два решения проблемы, на которых я не останавливаюсь главным было психическое состояние, преодоление страха бездны.

Взлетая над страхом

Категории Авторы Отзывы Померанц Г. Книги онлайн Григорий Соломонович Померанц 13 марта , Вильна - 16 февраля , Москва - российский философ, культуролог, писатель, эссеист, член Академии гуманитарных исследований. Участник войны, дважды ранен, награжден. После войны подвергался преследованиям за нестандартный образ мысли. Работал библиографом, высказывая критическое отношение к действительности в машинописных текстах, подхваченных самиздатом; писал о Достоевском.

продолжение Григорий Померанц cобирание себя Лекция вторая МЕТАФОРИКА Я не был готов к тому, что страх надо с трудом преодолевать.

Натолкнувшись на все это и будучи девственно невежественным в философии потому что философию я знал только Маркса—Энгельса и Ленина, а они этими вопросами никогда не занимались , увидел, что не только я, мальчиком в 16 лет, а такие великие люди стояли в тупике перед этой задачей, и надо попытаться пойти навстречу своему страху, досмотреть до конца — может быть, что-нибудь высмотрю. И я придумал себе такое краткое заклинание: Анализу она не поддавалась. Я не знал слова медитация и прочих слов, но фактически я три месяца занимался медитацией над этой загадкой, которая представляет собой чистейшей воды дзэнский вопрос.

Именно такие загадки дзэнские бонзы дают своим ученикам, чтобы они впали в состояние отчаяния и, пройдя сквозь отчаяние, пришли к какому-то другому уровню сознания. Идея такой практики заключается в том, что порок — в нашем неправильном устройстве ума. Если устройство ума завело нас в тупик и мы всмотримся в этот тупик, то в конце концов прорвемся сквозь то неправильное устройство ума, которое нам внушено неправильной цивилизацией. Действительно, месяца через три мне пришли некоторые решения, которые связаны были с чувством освобождения и какой-то радости.

Укрощение принципов

Но за счет глубочайшего преломления народной души. С поддержкою вставшего из могилы фанта глобального завоевателя. Такая победа — напиток колдуньи. Мысли о войне философа Григория Померанца. Все во мне кричало:

Открытое письмо Г.Померанцу Мирослав Маринович древних основ. Григорий Померанц. «Знамя» , №8 Григорий Померанц Через страх.

Металла голос погребальный Порой оплакивает нас! У Тютчева встретились обе бездны: Безрассудная пропасть русской души, пережившей опричнину, и рассудочная пропасть Нового времени, познавшего бесконечность ньютоновской вселенной, как Аввакум — тьму внешнюю. Обе бездны перекликаются в тютчевских стихах; бездна вселенной становится подобием внутренней бездны, а внутренняя бездна — метафорой бездны, полной звезд.

Тютчев дрожит от ужаса перед тем и перед другим: Очень долго Тютчева никто в России не понимал. Пушкин напечатал его с заглавием: Потом, в конце х годов, вдруг пришло понимание. Казалось бы, время совсем не располагало к созерцанию метафизических бездн. Среди социальных, политических, юридических вопросов негде поместить тютчевский вопрос о смысле человеческой жизни в бесконечности. Но сознание, живущее в мире открытых вопросов, непременно где-то сталкивается с бездной бытия или по крайней мере чувствует эту бездну.

Войти на сайт

Для одних он был философом, для других — писателем-эссеистом, для третьих — духовным авторитетом, для меня — дедом. Но чувство большой потери объединило многих людей, которые стали искать, читать, перечитывать книги, эссе и лекции Померанца, объединяя в себе множество его ипостасей, точнее ипостазируя в нем наше множество. Парадоксально, но оказалось, что число людей, для которых Померанц оказался важным и даже очень важным, действительно огромно.

СМИ несколько дней говорили о нем.

Предисловие. У истоков мифа и обряда (религии примитивных племен). Все во всем. Страх и песня. Страна сновидений и доверие Луне. Предмет и.

В полемике х годов я упорно, в мучительной борьбе с собой, смахивал с губ эту пену и сформулировал второй догмат: Мы все за добро, но все по-разному его понимаем. Вспоминай свою тоску, которая выталкивает тебя из греха или из жизни, если иначе не выходит. Это тоска по Богу. И она приведет тебя к Богу, если будет достаточно сильной. Каждый из нас — Раскольников. У каждого из нас есть свой тайный грех. И каждому из нас открыта бездна Бога.

Но мы ее боимся. Мы не готовы вступить в нее. И потому предпочитаем забывать грехи. И то, что нарушает норму, мы называем болезнью. Болезненным стремлением копаться в душевной грязи.

Страх перед «Чужим» в отсталых сообществах

В полемике х годов я упорно, в мучительной борьбе с собой, смахивал с губ эту пену и сформулировал второй догмат: Мы все за добро, но все по-разному его понимаем. Вспоминай свою тоску, которая выталкивает тебя из греха или из жизни, если иначе не выходит.

Любовь так тесно связана с болью, что без готовности терпеть боль и страх боли она совсем невозможна. Без способности поставить.

Мне хотелось в него всмотреться. Бывший школьный учитель, спокойный, мягкий, Сидоров разговаривал с солдатами, как с учениками. Лихости в нем не было никакой. Но соседи бежали, а его рота остановила противника. Сидоров тогда охрип и теперь говорил вполголоса. Это еще больше подчеркивало его мягкую манеру держаться. В м лейтенант Сидоров получил приказ взорвать мост. Он выполнил это, не торопясь, пропустив всех своих, и попал в окружение.

Вышел без каких-то символов военной чести. Допустим, в гражданской одежде. За это его не повышали в должности и в звании. Только комбат, после встречного боя, выразил Сидорову свое уважение: Стрелковая рота по уровню опасности мало отличается от штрафной. Командир взвода или роты, прошедший всю войну и оставшийся целым, — живое чудо.

Померанц Г.С.. Книги онлайн

Индийцы в Кении, китайцы в Малайзии, евреи в России и Германии: Он выводит из психологии эмигранта, беспочвенного человека, многие интересные явления и на Западе; например, США — страна эмигрантов, порвавших со старым порядком и рассчитывающих только на себя, на свои собственные руки и ум. Чужаки приспосабливаются к новому окружению, не подчиняясь ему, а развивая способности, которых на новой родине не хватает, дополняя сложившееся разделение труда.

У себя, на старой родине, они могли бы быть не очень предприимчивы, могли безоговорочно подчиняться традиции. На новой родине они ведут себя иначе.

Григорий Соломонович Померанц. Записки гадкого утенка: цитаты и афоризмы из книги. Наш народ — алкоголик страха. После тех.

Нет Одну из его статей, отпечатанную под копирку на папиросной бумаге, как это делалось тогда в Самиздате, мне удалось прочитать еще в Москве. Следить же всерьез за его творчеством стало возможным лишь после эмиграции в Америку в году. Вот первая фраза, поясняющая смысл заглавия: Удалось, не кривя душой, писать только то, что хотел. Ему, понятно, всюду отказывали, но к отказам он относился философски: А потом оказалось, что неудачи — что-то вроде вод Стикса, в которые Фетида окунула своего сына.

Его нисколько не оскорбляло презрительно-тупое высокомерие советских чиновников. Он, например, с юмором описывает, как один раз решил достать путевку в Коктебель, в дом творчества писателей, на том основании, что жена его числилась в группкоме литераторов. Вот только при подаче заявления выяснилось, что он забыл принести бумажку о состоянии здоровья. В России его начали печатать только в эпоху Перестройки, когда автору перевалило за 70!

Заметим к слову, что, помимо философии, его труды затрагивают многие другие гуманитарные науки: Он много писал о поэтах-символистах начала ХХ века, чьим символом веры была жизнь яркая, экзотическая, изобилующая опасностями, прожить которую считалось так же важно, как преуспеть в творчестве.

Созерцание глубин. Григорий Померанц.

Жизнь без страха не только возможна, а полностью реальна! Узнай как победить страх, кликни тут!